Ваша корзина пуста
 
<< все статьи
 
Савинов В. А.

"Коммуникационная сеть информационных импульсов, управляющих гомеостазом".

Московский Альянс гирудотерапевтов.

 

В 1970-80-е годы при лечении больных раком предстательной железы выяснилось, что одновременное применение половых стероидов и иммунотропных препаратов ведет к неожиданным результатам: клинические проявления и иммунологические показатели зависят от степени оптимизации гормонального лечения, а иммунотропные медикаменты благоприятно влияют не только на общее состояние больных, но и изменяют содержание в крови гормонов без коррекции доз последних (Савинов В.А., 1989).

Объяснить замеченную взаимозависимость гормональных и иммунологических параметров оказалось возможным на основании работ из области нейроиммунологии. Henninghausen (1986), Snyder (1989) двусторонние связи нейроэндокринной и иммунной систем объясняют наличием одних и тех же полимодальных рецепторов на клетках этих систем. Hall и соавт. (1986), Dunn (1988), Carr, Blalock (1989) перечисляют среди медиаторов нейроэндокринной системы АКТГ, глюкокортикоиды, катехоламины, гормон роста, человеческий хорионический гонадотропин, тиреотропин, окситоцин, эндорфины, субстанцию Р и др. Известны иммунные медиаторы, влияющие на нейроэндокринную систему: интерфероны, интерлейкины-1,2, пептиды и фракции тимуса, компоненты С3а и С5а. Inostrosa и соавт. (1987), Blalock (1989) обнаружили продукцию лимфоцитами и макрофагами медиаторов нейроэндокринной системы: АКТГ, бетаэндорфина, энкефалина, хориогонадотропина, тиреотропина, пролактина. Эта продукция регулируется теми же путями, что и в нейроэндокринной системе. На этом основании авторы полагают, что эндогенные опиоидные пептиды являются межсистемными посредниками между центральной нервной и иммунной системами и что в основе ряда заболеваний может лежать дефект иммуноэндокринного взаимодействия.

Процессам перераспределения иммунокомпетентных клеток, механизмам их ми-грации принадлежит важная роль в реализации функций иммунной системы, включая функцию надзора и межсистемные взаимодействия, так как передача сигнала, скажем, от нейроэндокринной к иммунной системе и обратно не может не зависеть от полноценности дрейфа иммуноцитов. Ключевое значение миграционных свойств лимфоцитов в формировании патологических процессов, а также в прерывании цепной последовательности этих процессов в очаге заболевания, подтверждается их ролью в метастазировании рака. Kiricuta и соавт. (1989) наблюдали феномен миграции лимфоцитов из эксплантатов лимфоузлов к опухолевым эксплантатам и при этом не обнаружили корреляции между миграцией лимфоцитов и гистологическим типом опухоли или степенью злокачественности, но отметили четкую корреляцию между миграционной активностью лимфоцитов и наличием или отсутствием метастазов в эксплантируемых лимфоузлах, а также степенью метастатического поражения in vivo. Shijubo и соавт. (1988) показали, что инфильтрация опухоли Т-клетками обусловлена факторами миграции лимфоцитов. Goodwin (1987) перечисляет факторы, от которых зависит накопление меченых антител в опухоли: кровоток, доступность, градиент концентрации, связывание с антигенами. Spencer, Isaacson (1988), обсуждая механизмы миграции лимфоцитов, пришли к заключению, что специфичность миграции определяют особые молекулы - "сосудистые адрессины" - экспрессированные на клетках эндотелия. Преимущественный хоминг в "свои" органы является основным свойством делящихся клеток. По мнению авторов, с помощью "адрессинов" удастся решить проблему контроля за метастазированием опухолей. Hamann и соавт. (1987), Jalkanen (1987) считают механизмы взаимодействия лимфоцитов с высоким эндотелием венул фундаментально важным для передвижения лимфоцитов и выполнения ими соответствующих функций. Рецепторы хоминга лимфоцитов к высокому эндотелию различных тканей (периферические лимфоузлы, слизистые оболочки пейеровых бляшек и аппендик-са, синовиальная ткань) регулируют органоспецифическое передвижение лимфоцитов в организме, что определяет характер локального иммунного ответа и, возможно, распространение злокачественных лимфоцитов. Burger и соавт. (1987) экспериментально проверили гипотезу об интегральном участии клеток сосудистого эндотелия в представлении антигена в реакциях клеточного иммунитета и сделали вывод о важной роли эндотелиальных клеток в реакциях гиперчувствительности замедленного типа. Cotran (1987), подчеркивая важное значение эндотелия в иммунореактивности организма приводит данные об участии эндотелия в процессе формирования кровяного сгустка и в синтезе активаторов плазминогена. Обработка эндотелиоцитов интерлейкином-1 способствует резкому увеличению адгезии нейтрофилов, моноцитов и клеток лейкоцитарных линий. Установлена роль эндотелия в синтезе и секреции простагландинов, колониестимулирующих факторов, интерлейкина-1 и других активных молекул.

Складывается впечатление, что эндотелий периферического русла является средоточием интересов нейроэндокринной системы, иммунитета и гемостаза, обеспечивает не только транзит иммунокомпетентных клеток через стенку концевых сосудов, но и создает условия для генерализации иммунного ответа, способствуя модуляции контактной системы свертывания крови. Последняя, как известно, активируется на фоне иммуносупрессии (Lohri и соавт., 1987). Именно на эндотелии возможен контакт иммунорегуляторных веществ, именуемых тетинами, активность которых связана с концевыми группами аминокислот (Chipens и соавт., 1986).

Гемостаз было бы целесообразно рассматривать как связующее звено в процессах взаимосогласованности функций иммунной и нейроэндокринной систем. И не только в качестве такого грубого механизма, как тромбообразование в месте контакта сенсибилизированной тучной клетки с антигеном, что является препятствием для воздействия им-мунной системы на антиген (Ионов И.Д., 1987), но и как результат каскада сигналов обратной связи с участием XII фактора (Хагемана) свертывания крови, комплемента, антител к отдельным факторам гемостаза, кининкалликреиновой системы и других пока еще не известных участников формирования иммунного ответа.

Вышеизложенные материалы показывают, что функции нейроэндокринной системы, иммунитета, гемостаза и эндотелия не только содружественны, но и взаимозависимы. Об этом свидетельствуют и экспериментальные работы, выявившие наличие полимодальных рецепторов на мембранах клеток указанных систем, и собственные клинические наблюдения, подметившие влияние иммунотропных препаратов на гормональный статус пациентов.

Приведенные данные свидетельствуют, во-первых, о важной роли нейроэндокриноиммунокоагулоэндотелиального комплекса в поддержании постоянства внутренней среды организма и, во-вторых, очень мало помогают в деле практического формирования терапевтических программ, в частности в онкологии. Чтобы адаптировать сведения о полимодальных рецепторах к требованиям лечебной практики, вероятно, было бы целесообразным определиться в системах, управляющих многоместной рецепторной сетью, локализованной на всех тканевых структурах, начиная с клеточной мембраны. На-чать предпринятый анализ, по видимому, следует с гипоталамо-гипофизарной системы, так как гипоталамус определяют как "центр вегетативной интеграции организма" (рис. 1), поскольку он оказывает корригирующее влияние на различные процессы в висцеральной сфере и не только регулирует реакции отдельных органов, но и осуществляет вегетативное обеспечение сложно организованных функций: температурной, водно-солевой, эндокринной, иммунной и др. (Н.И. Гращенков, 1964; Б.В. Алешин, 1971).

Известно, что раздражение переднего отдела гипоталамуса вызывает реакции, характерные для деятельности парасимпатической нервной системы (тормозящие, отрицательные, ИНЬ), а раздражения заднего отдела гипоталамуса - признаки, свойственные симпатической нервной системе (возбуждающие, положительные, ЯН).

Гипоталамус представляет собой древнее филогенетическое образование, участвующее в регуляции таких функций, которые не претерпели существенных изменений в ходе эволюции, и состоит из скоплений высокодифференцированных нейронов, образующих "ядра" гипоталамуса, и проводящих путей. Нейронные скопления, не имеющие четких границ, часто называют гипоталамическими полями, или областями.

Функциональная активность гипоталамических нейросекреторных клеток контролируется различными отделами головного мозга (новая и старая кора, подкорковые образования, таламус, средний мозг) с помощью нервных импульсов, поступающих по афферентным путям. Особая система коммуникаций связывает гипоталамус с гипофизом: от крупноклеточных нейросекреторных ядер (супраоптического, паравентрикулярного) отходит мощный пучок волокон - супраоптикогипофизарный тракт - терминали которого заканчиваются на сосудах задней, "нервной" доли гипофиза. По этим волокнам распространяются не только нервные импульсы, но и нейрогормоны (вазопрессин, окситоцин), которые аккумулируются в нейрогипофизе и оттуда поступают в кровь. Среди биологически активных соединений гипоталамуса, стимулирующих или тормозящих секрецию тропных гормонов аденогипофиза, описаны десять: кортиколиберин, тиролиберин, люлиберин, фоллиберин, соматолиберин, соматостатин, пролактостатин, пролактолиберин, меланолиберин, меланостатин.

Теперь о путях и способах передачи информации на различных уровнях нейроэндокриноиммунокоагулоэндотелиального комплекса. Согласно принятым в бионике законам (Л. Жерарден, 1971), в системе "живое существо", получающей питание в виде физической пищи и солнечного излучения, главенствующая роль принадлежит обмену информацией, которая, будучи воспринятой органами чувств, попадает в сеть коммуникаций и следует по пути или простых ответных реакций (рефлексов), или по пути более сложных действий, требующих участия регуляторных систем, на выходе из которых те или иные действия осуществляются определенными органами, например, мышцами.

Связи внутри организма осуществляются на различных уровнях, начиная с самого элементарного, с клетки, где происходит сложнейшее химическое производство, которое обеспечивает циркулирование информации и обмен информацией со средой. Для существования клетки помимо обмена веществ и энергии необходим также обмен информацией, который и составляет основу интеграции ее функции, а также межклеточных коммуникаций (А.И. Уемов, 1978).

На следующей ступени иерархической информационной лестницы - специализированные системы связи. Химическая связь между клетками - это эндокринная система, которая действует сравнительно медленно, выделяя в кровь гормоны. Для сравнения: информация по энерготорсионным каналам передается мгновенно - от чакры к нервному сплетению, от чакры в среду обитания. Гормоны распространяются по организму гуморальным путем, с током крови и вызывают достаточно эффективные, но не обладающие большой гибкостью и разнообразием реакции. Например, выделение адреналина в стрессовых ситуациях вызывает дрожь, тахикардию, а иногда и полную неподвижность.

На уровне нервной системы - иная картина. Клетки нервной системы - нейроны - состоят из тела, внутри которого расположено ядро. От тела отходят многочисленные ветвистые отростки - дендриты - один из которых значительно длиннее других и заканчивается мелкими бляшками, синапсами (рис. 2). Этот длинный отросток называется аксоном и служит проводником информации, достигая метровой длины при диаметре одна сотая доля мм (аксоны нейронов, расположенных в головном мозгу, заканчиваются у основания спинного мозга). Аксон покрыт миелином, слоем белого изолирующего вещества, но в нервной ткани (головной и спинной мозг) аксоны не изолированы, переплетаясь, образуют сеть проводников. В отличие от кровеносных сосудов аксоны не являются непрерывными проводниками, концевые синапсы аксонов не соединяются с телами или дендритами других нейронов. Еще одной особенностью нервной передачи информации является то, что синапсы пропускают нервный импульс только в одном направлении, это информационный путепровод с односторонним движением (рис. 3). Почему так происходит?

В 1788 г. Л. Гальвани в опытах с лапками лягушек обнаружил, что с феноменами нервной проводимости связаны явления электрической активности. В 1848 г. Е. Дюбуа-Реймон подтвердил эти данные. В 1923 г. с помощью катодного осциллографа Д. Эрлангер показал, что эта активность проявляется в виде циркуляции нервных импульсов в нервных волокнах. В современных условиях установлено, что информация по нервному волокну передается в форме импульсов силой в одну десятую вольта и продолжительностью около тысячной доли секунды. Замечено, что импульс, проходящий по аксонам, сохраняет постоянную величину от начала и до конца пути в отличие от обычных проводников, например, линий электропередач, в которых сигналы затухают, поэтому вдоль линии приходится размещать подстанции, усиливающие сигнал. Кроме того, любое электронное реле, лампа или транзистор даже в нерабочем состоянии потребляют некоторое количество энергии. А нейрон расходует энергию только на передачу импульса.

Приведенные данные не укладываются только в нервно-энергетический механизм передачи импульса. Как же передается информация в мембране аксона или в промежутке между концевым синапсом и телом следующего нейрона - в том и другом случаях на расстояниях, измеряемых стотысячными долями миллиметра?

Оказалось, что на уровне оболочек аксонов и синапсов действуют химические механизмы, которые с помощью изменения концентраций некоторых химических веществ внутри и снаружи тела нейрона обеспечивают динамику всех процессов в нервной клетке. Сам нейрон и окружающая его среда состоят из органических веществ и водных растворов солей, по составу напоминающих плазму крови. Вне клетки много натрия и мало калия, а внутри - наоборот, мало натрия и больше калия. По закону химического равновесия натрий диффундирует внутрь клетки, а калий - в противоположном направлении. Но хлориды натрия и калия частично ионизированы и реагируют на изменения электрического поля, на разность потенциалов, поляризуя тело нейрона по отношению к окружающей среде, внутри клетки обнаруживается отрицательный заряд, а снаружи - положительный. Равновесие концентраций ионов нарушается под воздействием какого-либо раздражения, возникающий ток ведет к деполяризации участка мембраны, знаки зарядов меняются на обратные, что порождает новый нервный импульс впереди предыдущего, обеспечивая продвижение сигнала вдоль нервного волокна в одном направлении. Это уже не электрический механизм передачи заряда, который должен бы был передаваться в обе стороны от участка раздражения, это метод передачи информации химической природы, бегущий в одном направлении. Другой особенностью нервной проводимости является то, что прохождение импульса приводит к возникновению неактивной зоны. Чтобы по волокну прошли два импульса подряд, нужен некоторый перерыв между сигналами. Предельное число последовательных импульсов в сек. - 300. Максимальная скорость передачи импульса по нервному волокну 100 м/сек.

Но как же происходит передача возбуждения, когда оно доходит до синапса, между которым и мембраной тела нейрона нет непосредственного контакта? Природа этого процесса чисто химическая. Существуют синапсы двух типов: одни возбуждают нейрон (ЯН, положительный, симпатикус), другие - тормозят (ИНЬ, отрицательный, парасимпатикус).

Аксон каждого нейрона имеет синапсы только одного типа, путаница между тормозящим и возбуждающим действиями невозможна, потому что тормозящие, парасимпатические импульсы исходят из переднего отдела гипоталамуса, а возбуждающие, симпатические импульсы - из заднего отдела гипоталамуса.

Синапсы не теряют активность и в покое, когда не получают сигналов через аксон, с которым связаны. Группы молекул мессенджеров (например, ацетил-холина) постоянно проникают через оболочки синапсов и оседают на мембране тела соседнего нейрона, меняя ее проницаемость. Подходя к синапсу, нервный импульс стимулирует появление мессенджеров. Это приводит к изменению среднего уровня электрической поляризации нейрона, происходит гиперполяризация мембраны. Когда изменения поляризации достигают порогового значения, процесс ускоряется и возникает нервный импульс. Наблюдается пространственное суммирование всех синаптических воздействий на нейроне, который получает возбуждающие (симпатикус) и тормозящие (парасимпатикус) влияния сразу от многих аксонов. Эти воздействия запоминаются лишь временно, так как деполяризующее и гиперполяризующее действия химических медиаторов, освобожденных синапсами, малоустойчиво.

Итак, нейрон не простое сигнальное реле, это орган, который обрабатывает полученную информацию и обладает своеобразной кратковременной памятью. Крупный двигательный нейрон получает сигналы одновременно от десятков тысяч возбуждающих (симпатикус) и тормозящих (парасимпатикус) синапсов. Важно помнить, что побуждающий импульс рождается в гипоталамусе, из переднего отдела которого распространяется информация по парасимпатической нервной системе, а из задних "ядер" гипоталамуса информация спускается по симпатической нервной системе. Передача информации в гипофиз преимущественно гуморальная. По супраоптикогипофизарному тракту в нейрогипофиз распространяются не только нервные импульсы, но и нейрогормоны - вазопрессин, окситоцин - которые в нейрогипофизе и оттуда поступают в кровь. А рилизинг-факторы гипоталамуса стимулируют выработку гормонов аденогипофизом.

Таким образом, контурируется сеть информационных коммуникаций - вертикальных и горизонтальных - в нейроэндокринной системе, которая консолидирует, упорядочивает вихрь событий в нейроэндокриноиммунокоагулоэндотелиальном комплексе. Горизонтальный маршрут: чакра - нервное сплетение - эндокринная железа - ткани (рис. 4). Семь чакр - шесть стандартных последовательностей передачи информации в горизонтальном срезе. Почему шесть? Потому что седьмая чакра, Сахасрара, не имеет нервного сплетения с симпато-парасимпатическими свойствами. Она соотносится с шестой чакрой, Аджной, в интерферирующем режиме, ее энергии не только транслируются по Сушумне к падмам ниже расположенных чакр, но и суммируют энергии эпифиза и гипофиза, подпитывая симпато-парасимпатические импульсы, исходящие из переднего и заднего отделов гипоталамуса, обеспечивая себе право называться главным энергетическим центром физического тела. А от шестого горизонта отчетливо прослеживается идущий вниз информационный маршрут по вегетативной нервной системе.

Вот шесть горизонтов информационного обеспечения гомеостаза. 1) Аджна - шейное сплетение - гипофиз - ткани; 2) Вишудха - шейное, плечевое и гортанное сплетения - щитовидная железа - ткани; 3) Анахата - кардиальное сплетение - тимус - ткани; 4) Манипура - солнечное сплетение - поджелудочная железа - ткани; 5) Свадхистана - сплетение малого таза - репродуктивные железы - ткани; 6) Муладхара - крестцовое сплетение - надпочечники - ткани. Стандартна не только информационная цепочка, стандартны также и пути передачи информации от одного звена этой цепочки к другому: от чакры к нервному сплетению - энергетический метод, от нервного сплетения к эндокринной железе - электрохимический метод, от эндокринной железы в ткани - гуморальный путь.

Вертикально информация передается по системе главных энергетических каналов встречными потоками сверху вниз и снизу вверх, пронизывая центры (падмы) чакр; электрохимический путь передачи информации по нервным волокнам от сплетения к сплетению осуществляется в одном направлении, сверху вниз, распространяясь по многочисленным нервным корешкам в соответствии с сегментарным принципом иннервации (рис. 5); эндокринные железы взаимодействуют с помощью гормонов, выделяемых в кровоток и диффузно распространяющихся по организму. Разумеется, информационная связь в организме осуществляется не только по упомянутым выше магистральным каналам, но и по многочисленным коллатералям - энергетическим (нади), нервным, кровеносным и т.д. Информационная коммуникационная сеть (рис. 6) указывает на конкретные узлы, воздействуя на которые пиявкой, пчелой, перстами и т.д., удается управлять патофизиологическими процессами в больном организме наиболее неагрессивным из всех существующих в настоящее время методом.

Становится очевидным, что круг обсуждаемых проблем расположен в области функций вегетативной нервной системы, которая иннервирует все внутренности, железы, в том числе и эндокринные, гладкие мышцы органов и кожи, сосуды и сердце, регулирует обменные процессы во всех органах и тканях (А.В. Триумфов, 2003).

Вегетативная нервная система подразделяется на симпатическую и парасимпатическую, в каждой из них выделяют центральный и периферический отделы. Центр симпатической части расположен в боковых рогах 8-го шейного, всех грудных и 1-2-м поясничных сегментах спинного мозга, центр парасимпатического отдела - в среднем и продолговатом мозгу, 2-5-м крестцовых сегментах спинного мозга.

Взаимодействие симпатической и парасимпатической нервной системы (их действие прямо противоположно) управляет работой внутренних органов, обеспечивая гомеостаз. Симпатические нервные окончания потребляют в качестве нейромедиатора норадреналин, парасимпатические - ацетилхолин.

Система блуждающего нерва (более древняя, парасимпатикус) регулирует деятельность органов, создающих стандартные свойства и циркуляцию внутренней среды. Симпатический отдел, развивавшийся филогенетически позднее, изменяет эти стандартные условия гомеостаза и органов применительно к выполняемой ими функции. Это адаптационное значение симпатической нервной системы И.П. Павлов назвал трофической функцией, а Л.А. Орбели - адаптационно-трофической.

Вегетативная нервная система иннервирует железы внутренней секреции и их инкреторную деятельность, а гормоны стимулируют вегетативно-висцеральный отдел нервной системы, создавая единую нейрогуморальную циркуляцию и выступая в роли нейротрансмиттеров.

Симпатический отдел стимулируется гормонами мозгового слоя надпочечника (норадреналин, 1-я чакра, рис. 7), отчасти щитовидной железы, тиреоидином (5-я чакра, рис. 8). Парасимпатический отдел стимулируют гормоны поджелудочной железы, инсулин (2-я чакра, рис. 9) и коркового вещества надпочечников, холин (1-я чакра), а также гормоны вилочковой железы (4-я чакра), которые проявляют себя, в основном, в период роста организма.

На оба отдела вегетативной нервной системы действуют гормоны гипофиза и половых желез.

Таким образом, симпатическая регуляция функций помимо основного нейромедиатора, норадреналина (надпочечники, 1-я чакра), поддерживается гормоном щитовидной железы, тиреоидином (5-я чакра), а также гипофизом (6-я чакра) и половыми железами (2-я чакра). Парасимпатические импульсы на физиологическом уровне поддерживает гормон коркового вещества надпочечников, холин (1-я чакра), гормон поджелудочной железы инсулин (2-я чакра), в период роста - гормон тимуса (4-я чакра), а также гипофиз и половые железы.

На рисунках показано, что без участия первой чакры, Муладхары, контролирующей энергетику надпочечников, мозговой слой которых продуцирует нейротрансмиттер норадреналин, а корковое вещество - холин - без этих нейромедиаторов рожденные как в переднем отделе гипоталамуса (парасимпатикус, ИНЬ, тормозящий), так и в задних его ядрах (симпатикус, ЯН, возбуждающий) импульсы не проходят и по симпатической и по парасимпатической цепочкам. То есть ось "Муладхара - надпочечники" контролирует информационную деятельность гипоталамо-гипофизарной системы. Если учесть, что центр парасимпатического отдела расположен во 2-5-м крестцовых сегментах спинного мозга, то станет понятным почти фантастический клинический эффект так называемой "сакральной гирудотерапии", когда пиявки массивно приставляют на область крестца (Sacram). Здесь же, над третьим крестцовым позвонком, проецируется 2-я чакра, Свадхистана, которая контролирует энергетику поджелудочной железы и, следовательно, про-дукцию инсулина, усиливающего тормозящие импульсы парасимпатической нервной системы.

В целом, когда имеется гипофизарно-гипоталамическая дисфункция, воздействия на проекции Муладхары и Аджны будут способствовать нормализации вегетативных функций. Опосредованно усилить симпатические проявления возможно через Вишудху, контролирующую продукцию тиреоидина щитовидной железой, а парасимпатические тормозящие импульсы - через Свадхистану.

Третья чакра, Манипура, прямо не влияет на прохождение импульса по вегетативным путям, однако, компенсаторная роль в формировании информационных регулирующих потоков опосредованно проявляется в третьей чакре в качестве накопителя повседневной энергии, расходуемой в течение ближайших дней и часов в тех случаях, когда нарушаются основные источники информационного обеспечения. Вклад Сахасрары в обмен информацией обусловлен кооперацией с Аджной как главным центром физической энергии и высшим интеллектуальным началом в целостном организме.

Вопрос о выяснении механизмов вегетативных функций имеет большую историю. В 1862 г. Клод Бернар высказал гипотезу о существовании собственных афферентных нейронов вегетативной (симпатической) нервной системы, образующих афферентное звено истинных периферических рефлексов. Н.М. Соковнин (1877) и А.С. Догель (1881) поддержали эту гипотезу. Однако, она вскоре и надолго оказалась вытесненной представлениями Дж. Ленгли (1903), согласно которым вегетативная нервная система является системой эфферентной, не имеющей собственного афферентного звена, и обслуживаемой цереброспинальными (соматическими) афферентными нейронами, обеспечивающими при участии ЦНС протекание как соматических, так и вегетативных рефлекторных реакций.

Исходя из приведенных данных и опираясь на известные теперь знания об энергосистеме человека, следовало бы согласиться с воззрениями Ленгли в той части, которая рассматривает вегетативную нервную систему как систему эфферентную, так как передача импульса по аксонам возможна только в одном направлении - от центра к периферии, центробежно, эфферентно - потому что химический механизм передачи импульса по нервному волокну действует именно таким образом, как в отношении регуляции анимальных функций, так и вегетативных.

Что касается обратной связи в системе вегетативных функций, то было бы нецелесообразным привлекать цереброспинальные афферентные пути к объяснению особенностей вегетативных рефлекторных реакций. Уж раз установили, что полное разрушение спинного мозга на определенном уровне не ведет к прекращению вегетативных функций, то незачем искать в спинном мозгу какие-то фантастические способы передачи информации от внутренних органов, тем более что уже согласились с односторонней передачей импульса по нервному волокну химическим путем.

Остается единственная возможность передачи импульсов в центр от внутренних органов - энергосистема - потому что энергетический способ связи, в частности, в системе главных энергетических каналов, расположенных впереди спинного мозга - это улица с двусторонним движением, и вверх, и вниз, и на периферию информация передается мгновенно.

А где же ЦНС, которой в регуляции вегетативных функций придавали большое значение и К. Бернар, и Дж. Ленгли, не говоря уже о И.П. Павлове?

Получается, что ЦНС отвечает за анимальные (соматические) функции, а автономная нервная система, начиная с гипоталамо-гипофизарной области - за пищеварение, кровообращение, обмен веществ, выделительную систему и т.д. А над ними главенствует среда обитания, энергия, которая преобразуется в чакрах и приемлемыми для анатомических структур диапазонами вибраций управляет и соматическими и вегетативными образованиями. Иными словами, гипоталамус и гипофиз через 6-ю чакру, Аджну, из среды обитания получает информацию, профильтрованную тонкими телами и адресованную конкретным эндокринным железам и другим внутренним органам, участвующим в структурировании метаболического вихря.

Изложенные материалы, следовало бы это признать, продвигают клиническую медицину от подходов нозологических к подходам системным.